Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Новогодний

100 фактов обо мне

По примеру _vielleicht eрешила выложить в верхний пост 100 значимых фактов о себе - чтоб все знали, с кем имеют дело. Не обещаю, что сегодня сподвигнусь на все 100, но буду добавлять постепенно. Итак, поехали:

Collapse )
осень

Из архива Владимира Лугового

Новая порция стихов из папиных архивов. Это переводы народных английских песенок и в конце - некий текст, в авторстве которого я не совсем уверена, но он не гуглится. Знаю только, что в близких моим родителям литературно-богемных кругах эта песенка про еврея-переводчика была очень популярна. Однако в папиных бумагах я нашла машинопись. Если кто-то другой претендует на авторство или знает автора - пусть сообщит.

Айкен Драм
Высоко-высоко в вышине,
Далеко-далеко на Луне
Жил-был человек, счастливый вполне,
По имени Айкен Драм.
На сверкающей ложке,
На большой поварешке
Он любил поиграть по утрам,
И звали его Айкен Драм.

Когда ж становилось
Прохладно и сыро,
Он напяливал шляпу
Из круглого сыра
И в шляпе гулял по холмам и долам.
И звали его Айкен Драм.


Он любил побродить просто так,
И всегда надевал он свой фрак
Из прекрасного красного ростбифа.
(Друзья,
Разрешите напомнить вам,
Что звали его Айкен Драм.)

Он нигде не бывал
Без прекрасных часов,
Замечательно собранных из леденцов,
И всегда заводил он их сам,
И звали его Айкен Драм.

Зима наступала в положенный срок.
Зимою он кутался в сладкий пирог
С изюминками по краям,
И звали его Айкен Драм.


Он жил на Луне много лет,
Обувался в телячий паштет
И бродил там и тут,
И бывал тут и там,
И звали его Айкен Драм.


Вилли Вуд
В это время в другой стране,
В какой – неизвестно мне,
Но вовсе не там,
Где жил Айкен Драм,
И при этом вовсе не тут
Жил-был человек, жостойный вполне,
По имени Вилли Вуд.

Он бритву блестящую брал
И на бритве, на бритве играл.
Не считал он занятие это за труд,
И звали его Вилли Вуд.

Однажды,
Надумав позавтракать сытно,
Взял он чудную шляпу
Из круглого сыра
И слопал ее в пять минут.
И звали его Вилли Вуд.


А потом просто так, просто так
Он съел удивительный фрак
Из прекрасного красного ростбифа…
(Напомню для всех,
Кто присутствует тут,
Что звали его Вилли Вуд.)

Он на сладкое
Сгрыз половину часов,
Замечательно собранных из леденцов,
И с тех пор часы не идут,
И в починку их неберут,
И в том виноват Вилли Вуд!

Однажды зимой
Он изрядно продрог
И сжевал, чтоб согреться,
Весь сладкий пирог,
И ждал, что еще принесут,
И звали его Вилли Вуд.


Но он подавился
Телячьим паштетом,
И сказку пора нам закончить на этом,
И теперь никого не зовут
Вилли Вуд.

Старый герцог Йорк
Седой герцог Йорк
Собирает свой полк –
Тысячу бравых солдат.
«Перед нами – гора.
Кричите «ура!»,
До вершины бегом
И назад!»
Неважно, стоит ли жара,
Или морозы трещат –
Но с криком «ура!»
Туда и назад
День и ночь марширует отряд
На вершине солдаты стоят,
У подножья солдаты лежат,
Но Йорк подает им команду опять,
И снова отряд в путихоть не в силах никто
Ни стоять, ни лежать,
Ни кричать, ни молчать,
Ни идти…

Инси-Винси
Где сегодня Инси-Винси?
Он висит на паутинке.
Но с небес,
Из синей выси,
Вдруг
посыпались
дождинки –
дождь слепой
летит на лес!
Инси-Винси вмиг исчез.
Солнце рыжее повисло,
Просушило все тропинки.
Снова Инси, снова Винси
Лезет вверх по паутинке!

Барашек Мэри Сов
Барашек был у Мэри Сов.
Она зовет: «Снежок!» -
И он тотчас бежит на зов,
Ласкаясь, как щенок.

Когда она входила в дом,
Он скромно ждал у двери.
Как хвост, что всюду был при нем,-
Он сам был всюду с Мэри.

Настал сентябрь, и как-то раз,
В один из ясных дней,
Когда входила Мэри в класс,
Вбежал он вслед за ней.

Все веселились кто как мог,
Кричали все: «Привет, Снежок,
Наш новый ученик!»
Но школьный сторож дал звонок,
И все притихли вмиг.

Вошла учительница в класс и огляделась. И тотчас
Джон Прингли, самый смелый,
Спросил, не тратя лишних слов,
За что так любит Мэри Сов
Ее барашек белый?

Вопрос был прост. И прост весьма
Ответ вам, малыши:
За то, что Мэри и сама
Не чает в нем души!

Песни в дороге
1
Кто ездит по этой дороге нетряской?
Прекрасная леди в рессорной коляске:
«Динь-динь, динь-динь!»

А кто путешествует этой дорогой?
Лорд рыцарь в доспехах, печальный и строгий:
«Клинь-клинь, клинь-клинь!»

Кто шагом плетется по этим ухабам?
Старьевшик в повозке, нагруженной хламом:
«Шлёп-шлёп, шлёп-шлёп!»

А кто там идет по тропинке пешком?
Охотник с собакой и дробовиком:
«Топ-топ, топ-топ!»

2
Чок-чок, чок-чок,
В Бенбери-крос скачи, дружок,
В Бенбери-крос скачи, дружок,
И все там разузнай:
Может ли Томми купить, дружок,
В Бенбери-кросс купить, дружок,
на пенни сырок,
на два – пирожок,
а на три – яблочный пай?

3
Моя лошадь пропала.
Ее не найти.
Две подковы она потеряла в пути.
И еще – потеряла она седока,
Уронив его в лужу вот здесь, у ларька…

Доб и Моб
Жил-был человек по имени Доб
Со своей женой по имени Моб.
Держал он собаку по кличке Боб
и еще была кошка
Джиттерабоб.
Доб говорит: «Моб,
Не знаешь ли ты, где Боб?»
«Боб?» - говорит Моб.
«Боб», - говорит Доб.
«Нет, я не знаю, гдеБоб,
И довольно об этом, Доб,
Я устала.
Джиттерабоб!»
«Моб!» - говорит Доб.
«Доб!» - говорит Моб.
«Доб!» - говорит Боб…
«Стоп!» - говорю я,
Мы запутались с вами, друзья.

Шестеро мышат
Едва поднялась над землею Луна,
Шесть дружных мышат сели ткать у окна.

Ткачам в лунном свете ничуть не темно.
Вдруг старая кошка стучит к ним в окно.

«Вы дома? Но чем же вы заняты? Ах!
Поверьте, вам вредно работать впотьмах!

Я ночью все вижу и, что говорить,
Могла бы помочь вам откусывать нить!»

«О нет! - отвечали мышата все вместе. –
Впустить вас – не много ли будет нам чести?

Нам лучше не видеться с вами,
А нить мы откусим и сами!»

Том, сын волынщика
Сын волынщика Том
Был со всеми знаком.
Не беда, что невидным он был пареньком –
Брал он в руки волынку
И, сперва под сурдинку,
А потом все задорнее, все веселей
Он играл:
«Веет ветер холмов и полей,
Ветер песенку мне напевает,
Мою челочку набок сдувает!»

Том немало, наверное, песенок знал,
Но никто никогда и нигде не плясал –
Обойди хоть полсвета –
Веселей, чем под эту,
Что наигрывал Том на волынке своей.
Он играл:
«Веет ветер холмов и полей,
Ветер песенку мне напевает,
Мою челочку набок сдувает!»

Был простым пареньком
Сын волынщика Том,
Но недаром же все говорили о том,
Как на ферме соседней
Как-то в полдень весенний
Он заставил плясать поросят и свиней,
Он играл:
«Веет ветер холмов и полей,
Ветер песенку мне напевает,
Мою челочку набок сдувает!»

Только Долли корову доить начала,
Как волынка послышалась из-за угла –
Наплясалися вволю
И корова, и Долли,
Опрокинув подойник,
Кружась все быстрей
под напев:
«Веет ветер холмов и полей,
Ветер песенку мне напевает,
Мою челочку набок сдувает!»

В город старая Мэгги держала свой путь.
Том, расправив меха,
Что есть мочи стал дуть,
И под песню волынки
У торговки в корзинке
В пляс пошли и побились все яйца, ей-ей!
Он играл:
«Веет ветер холмов и полей,
Ветер песенку мне напевает,
Мою челочку набок сдувает!»

Королева
Шиповник цветет над ручьем
Рядом с лилией, лилией белой.
Поверь, когда сделаюсь я королем –
Я тебя назову королевой!

Пусть луг зеленеет,
Пусть сад зацветет –
Тебе повторять я готов:
Моя королева, ты слаще, чем мед,
Душистей всех летних цветов!

Песенка про молочницу
- Позволь, красавица, тебя
Немного проводить.
Куда спешишь?
- На луг, милорд, иду коров доить.
Она сказала так: «На луг, милорд, коров доить».

- А хочешь стать моей женой,
Красавица, мой свет?
- О да, милорд,
Конечно, да,
Ну кто же скажет «нет»?
«Ну кто же скажет «нет», милорд?» - таков ее ответ.

Тогда, красавица, скажи,
Кто честный твой отец.
- Милорд, он фермер, и еще –
Он бравый молодец!
Она сказала так: «Милорд, он бравый молодец!»

- Что есть для счастья у тебя,
Красавица, мой свет?
- Два синих глаза, о милорд,
Синей на свете нет!
«На свете краше нет, милорд», - таков ее ответ.

- Увы, красотка, подождать
С женитьбой я решил.
- А разве кто-то вас, милорд,
О чем-то здесь просил?
Она сказала: «Что ж, милорд,
Здесь, право, ничего, милорд,
Никто ни у кого, милорд,
Представьте, не просил!»

***
Жил на свете еврей-переводчик,
Было лет ему двадцать и три.
Он работать хотел за границей,
Но евреев не брали туда.

Языки изучать он старался,
Знал их лучше, чем сам Розенцвейг,
Но друзья говорили, что это
Не поможет ему все равно.

И однажды он горько заплакал
И папаше сказал своему:
- Папа, папа, что делать – не знаю,
За границу поехать хочу!

И сказал ему родный папаша:
- Ты, Абрам, не спеши унывать,
Не один у тебя я на свете,
У тебя есть и русская мать.

Вытер слезы еврей-переводчик,
В отделении паспорт сменил,
И с тех пор стал он русским навеки
И отправился в город Париж.

Он живет себе тихо в Париже,
Шьет костюмы и пьет кальвадос,
И не знает, что органы власти
Захотели проверить его.

Как-то вечером в «Шехерезаде»
Он увидел шатенку одну,
Распевала она шансонетки
И снимала потом гарнитур.

На колени к нему она села
И тихонько сказала ему:
«Поступай к нам в разведку, Абраша,
Я тогда с тобой ночь проведу!»

Тут коньяк ему в голову вдарил,
И подумал Абрам про себя:
«Проведу я с ней темную ночку,
Но отчизну свою не предам!»

И привел он ее к себе в номер,
И ласкал ее бурно всю ночь,
А потом позвонил он в посольство
И сказал, что шпионку поймал.

А в ответ ему голос знакомый
Сообщил интересную весть:
- Та шпионка – сотрудница наша,
И все это проверка была.

Тут Абрам подбегает к кровати,
Поднимает над ней простыню
И в шпионке жену свою Катю
Неожиданно он узнает.

Но она вдруг в постели садится,
И в руках у нее пистолет.
Говорит она: «Милый Абраша,
Тут пришел твоей жизни конец!

Ты Отчизну бессовестно предал,
И за это положен расстрел,
И, хотя я тебя и любила,
Но Отчизну я больше люблю!»

И Абрам не успел ей ответить,
Как свалился он с пулей в груди,
А она на него поглядела –
И другую пустила в себя.

А наутро сотрудник посольства
Их нашел на холодном полу,
И постель их была еще теплой,
Но остыли уже их тела.
осень

Поцелуй огня

Жизнь моя в последнее время устроена так.
Я сижу дома.
Работаю по мере возможности. Перевожу.
В остальное время... занимаюсь всякими повседневными делами. Сижу в соцсетях. Читаю. Смотрю кино и сериалы в компе. Ну и по дому кое-что. Поскольку зима и холод, выходить не очень-то хочется. Но и зависать всю долгую зиму дома тоже не хочется. Поэтому я время от времени куда-нибудь выползаю. На культурные мероприятия.
Вот сегодня ходила тоже. Москонцерт. Музей Скрябина. Вечер танго. Прислали на почту рассылку, даже с видео чемпионов России по танго. Почему бы нет, проявила я слабость. Танго - это не так скучно, как какая-нибудь классика. Может, я даже не засну.
Нет, я не заснула.
Безлюдный морозный, вымороженный Арбат. Редкие спешащие люди. Мороз под 25. Только Пушкину и Натали не холодно. Они металлические. Люди из железа.
А я не посмотрела погоду-то. Мне почему-то показалось позавчера , когда я выходила из дому в бассейн, что потеплело. И я оделась довольно легкомысленно. Со стороны так бы не показалось, это только я знаю, что шапка нужно меховая мне по такому морозу. А не шерстяная.
Полный зал между тем.
Выходит старозаветная москонцертная такая дама и начинает вещать: танго, пламенный танец огня, страсти... по истории предмета что-то... Потом выходят музыканты, играют; певцы - двое - поют; танцоры - танцуют. Все чин чинарем. Рядом со мной на первом ряду две симпатичные блондинки тридцати с небольшим - фотографируют. Все довольны, хлопают... Ан нет! Дама время от времени выходит опять повещать. Когда с ее губ слетело словосочетание "саркастическая ирония", кто-то сзади не выдержал - я отчетливо услышала слова: "Кто ж это все пишет?!"
И во втором отделении, когда дама пыталась изображать мелодекламацию - воздев руки, восклицала пафосно: "Буэнос-Айрес, город, лишь ветру подвластный!" - сзади раздалось: "Дайте же послушать музыку!"
Похоже, я простыла.
Зато узнала, что танго "Эль Чокло", самое первое, записанное нотами, с которого считается рождение танго, юбилей которого мы отмечаем, - это "На Дерибасовской открылася пивная", чес-слово!

Скорейшего наступления весны или хотябы оттепели нам всем!
зимняя

Цирк

Кто такой Веня Д'ркин - кто знает, хорошо, а не знаете - и не надо. Я сама не очень-то знаю. Collapse ) ВД когда-то огорошил меня, сказав, что больше не слушает Михаила Щербакова (это он-то, слушавший его с юности обоих, стало быть, к моменту разговора лет 25, и собственно мне его открывший!), а слушает Веню Дркина. ВД и мне принес лично им записанный и составленный диск Вени Дркина. Я вспомнила, что как-то волей случая попала на концерт памяти Вени Дркина - в клубе на Соколе, ныне не существующем. Я честно послушала песни Вени Д. Мне понравились две, и тех я не понимаю, но уж больно душевно, и мальчик умер, такой красивый, светлый мальчик. "Кошка" и "Лето", кому интересно.
Это про Веню.
Теперь про меня.
В последнее время (да и предпоследнее) я усиленно хожу на разные культурные мероприятия. В последнее время чаще по двум причинам: появились кое-какие деньги и стало можно выйти из дома без отвращения, сопряженного с темнотой, льдом, холодом, жарой в метро в трехслойной одежде.
Я посетила концерт Тамары Гвердцители в Крокус-сити холле, претерпев:
а) Покупку электронного билета с оплатой картой Visa;
б) Покупку принтера для распечатывания билета, ибо по телефону было мне сказано, что иначе мне на концерт не попасть;
в) волнения по поводу обмена моего билета на настоящий, ибо на сайте было сказано, что иначе мне на концерт не попасть;
г)недоумение, смешанное со злостью, в кассе у метро "Мякинино", где кассир, после того как я дождалась окончания его общения с предстоящими мне тетками, сообщил мне, что он не может обменять мой билет на настоящий, за неимением сканера.
д)облегчение, граничащее с досадой, в кассе самого конц. зала, где мне разрешили войти с моим билетом;
е)злобу и ужас в о фойе конц. зала, где мне, приехавшей заранее в связи с вышеописанными волнениями, пришлось примерно час слушать песни Радио "Шансон" или там "Дача" типа "Белые розы" и "Ай-aй-ай, девчонка, где взяла такие ножки?"
Злобу и ужас эти я подробно описала на фейсбуке. Ну ладно в супермаркете заводят такое, ну ладно в маршрутке... Но в концертном зале, куда люди музыку слушать пришли?! И вот, перед тем как они начнут слушать музыку, за что заплатили тыщи по две-три, им вот этим срут в уши... Непостигаемо!!! Напомнило мне папин рассказ о том, как декан Иняза обличал студена: "В Парке культуры! Перед павильоном Культуры! Испражнялся на траве!"

О самом концерте что сказать? То-то и оно, что нечего особо.

Я посетила два неплохих спектакля в театре на Юго-Западе. Первый спектакль был "Гамлет", второй - "Вальпургиева ночь, или шаги Командора".

После первого спектакля я опять не поняла, о чем это все.
О чем второй спектакль, вернее пьеса, я примерно поняла еще давно, когда посмотрела постановку 90-х в Студ. театре МГУ на Моховой. Там, помню, было реально страшно, жутко от Тамарочки и ее присных. Здесь страшно не было. Народу пришло очень много, сидели на лестнице, на стульях, не хватало мест в маленьком зале. Но меня не покидало ощущение, что мало кто понимает издевательство автора ориторикой, на котором и построена вся пьеса. Типа такого:

"Первого сентября минувшего года ты сидел за баранкой южнокорейского лайнера?.. Результат налицо - Херсонес и Ковентри в руинах... Удивляет только изощренность этой акции: от всех его напалмов пострадали только старики, женщины и дети! А все остальные...- а все остальные - как будто этот куй над ними и не пролетал! Так вот, боцман: к тебе вопиют седины всех этих старцев, слезы всех сирот, потроха всех вдов - к тебе вопиют!"

"Я готов, конечно, броситься под любой танк, со связкою гранат или даже без связки...
З и н а и д а Н и к о л а е в н а. Да без связки-то зачем?
Г у р е в и ч. Неприятель взлетает на воздух, если даже под него кидаются вообще без ничего. Мой вам совет: больше читайте... Ну уж, если не окажется ни одного тапка поблизости - тогда уж амбразура найдется точно. Чья - не важно. Я, не мешкая, падаю на нее грудью - и лежу на ней, лежу, пока наш алый стяг не взовьется над Капитолием".

Председатель к нам спешит,
"Не кручинтесь, - говорит, -
Не кручиньтесь, не тужите,
Удобренье положите".

Вот он, вот он, конец света!
Завтра встанем в неглиже,
Встанем-вскочим: свету нету,
Правды нету,
Денег нету,
Ничего святого нету, -
Рейган в Сирии уже!

Х о р (уже успевших выпить и прокрякаться).

Ничего на свете нету, -
Рейган в Вологде уже!

П р о х о р о в (зычно).

Этот день победы!!

Х о р.

Прохором пропа-ах!
Это счастье с беленою на устах!
Это радость с пятаками на глазах!

"Ясно. Трибунал. Конечно, сейчас он жалок, этот антипартийный руководитель, этот антигосударственный деятель, антинародный артист, ветеран трех контрреволюций, он беспомощен и сир, понятное дело, на скромные ассигнования ФБР долго не протянешь... Но все его бормотания и молитвы - это привычное кривляние наших извечных недругов. Это извечное кривляние наших привычных недругов. Это недружественная извечность наших кривляк. (Прохоров вдохновенно прохаживается.) Такие вот антикремлевские мечтатели рассчитывают на наше с вами снисхождение. Но мы живем в такие суровые времена, когда слова типа "снисхождение" разумнее употреблять пореже. Это только в военное время можно шутить со смертью, а в мирное время со смертью не шутют. Трибунал. Именем народа, боцман Михалыч, ядреный маньяк в буденовке и сторожевой пес Пентагона, приговаривается к пожизненному повешению. И к условному заточению во все крепости России - разом! (Почти всеобщие аплодисменты.) А пока - за неимением инвентаря - потуже прикрутите его к кровати. Пусть обдумает свое последнее слово.
П р о х о р о в. Молись, Михалыч! В последний раз молись, адмирал!
М и х а л ы ч (уронив голову до пределов, начинает быстро-быстро что-то бормотать, приблизительно такое). За Москву-мать не страшно умирать, Москва - всем столицам голова, в Кремле побывать - ума набрать, от ленинской науки крепнут разум и руки, СССР - всему миру пример, Москва - Родины украшение, врагам устрашение...
П р о х о р о в. Так-так-так-так...
М и х а л ы ч (трясясь, продолжает, и все так же некстати). Кто в Москве не бывал - красоты не видал, за коммунистами пойдешь - дорогу в жизни найдешь, Советскому патриоту любой подвиг в охоту, идейная закалка бойцов рождает в бою молодцов..."

И, конечно, кредо мое и автора, которое пою каждый день:

А мне на свете - все равно.
Мне все равно, что я говно,
Что пью паскудное вино
Без примеси чего другого.
Я рад, что я дегенерат,
Я рад, что пью денатурат,
Я очень рад, что я давно
Гудка не слышал заводского...


И так далее.

Нам, как и автору, все это с младенчества вливалось в глаза и уши, вот он этим проблевался столь талантливо и искорметно, а кто сейчас вообще может въехать, о чем это? И зачем они все ломятся на спектакль?

Ладно. Это было про меня и про искусство.
Вряд ли дело в искусстве, самокритично размышляла я. Наверное, дело в консерватории, то есть во мне. Наверное, душа моя ожесточилась и померкла, и ничто уже не способно вызвать в ней отклик.

Оказалось, способно!

Чисты беспримесный сильнейший восторг испытала я на представлении под названием "ДрКиндом" в цирке "Аквамарин".
Поклонники Вени неуклонно чтут его память, устраивая ДрФесты, куда я не хожу, потому что мне кажется, что я буду там выглядеть странно. Или недостаточно странно, что одно и то же.

А тут они решили устроить такое синтетическое представление, цирк под песни Вени. И там были правда фонтаны, и главный клоун Денис Клопов играл на бокалах с водой настоящую музыку, и еще он крутил мячики на зонтиках, а девушка в белов красиво поднималась на двух длинных простынях к потолку и там красиво изгибалась и кружилась, и один красавец стоял у другого на голове, и фигуристы катались на коньках тоже очень красиво, и пел Псой Короленко, и моя любимая "Кошка" тоже была, и я просто радовалась и поражалась всему этому всем своим существом, и у меня не возникло ни на миг вопроса, зачем это все и зачем я здесь, это было несомненно все правильно, и я была впервые за очень-очень долго здесь и сейчас ВСЯ, и я была счастлива и ни о чем не думала, а только хлопала и радовалась , и впервые в жизни смеялась над клоуном, скользившим и проливавшим воду из тазика...Collapse )

Вот о чем я хотела рассказать.
Это, может, о том, что счастье ждет нас всех там, где мы не ожидаем его.
А может, еще о чем-то. Или ни о чем.
Растерянный котик

Минор в мажоре

"Иваси" из предыдущего поста - это само собой. Их тоже в бездумном бодрячестве не обвинишь, есть и пичалька, и вполне трезвый взгляд на внешние и унутренние проблемы, но вот можно над ними поиронизировать, взглянуть на них со стороны, и в конце концов их можно и нужно победить. Помните: "Я знаю, город будет, я знаю, саду цвесть, умеют наши люди не спать, не пить, не есть, таскать кирпич под мышкой, век мучаться в долгах, чтоб свить гнездо детишкам у черта на рогах".

Но вот, скажем, такое:



Веселого мало, ночь, улица, Саша Черный и суицид в конце. Но как-то это так гармонизировано, что не убивает. Я не знаю, как это объяснить, но вот не вызывает это у меня отторжения. И все творчество этого автора-исполнителя мне симпатично.

А вот давеча сходила я на концерт авторской песни - туда же, кстати, где слышала недавно и Вадима Седова. И туда приехали выступать трое из Дмитрова МО. Collapse )
Террасса

песня под настроение

Посвящается человеку, который захотел взять меня в свою жизнь, не боясь ошибок, ушибок, нашего возраста, и вообще ничего.
Посвящается девочке из богатой семьи, которая спряталась под диваном в комнате, похожей на зал музея, и не хотела вылезать; а потом пригласила меня ; "Давай мы вместе залезем под диван! Ты будешь мне читать книжку, а я пригреюсь!"
Посвящается прекрасному дуэту "Сыроешки", которые впервые спели для меня эту песню.
И всем-всем-всем, кто не срет в голову ближнему!
И всем больным котикам и их хозяевам.
И всем, у кого есть взрослые дети и кому с ними трудно.
Всем, кто сидит на корточках посреди вокзала и не знает, какое число и какой день недели.
осень

эссе

...литературно-критическое наваяла сегодня и довольна до поросячьего визгу.
Выношу на суд почтеннейшей публики.


Cтоматология в творчестве элитарных бардов: МЩ vs МФ
Сравнительный анализ текстов песен Михаила Щербакова «Жалоба» и Марка Фрейдкина «Песня о зубном протезе»

Collapse )
осень

Музыка навеяла

Вчера случайно послушала в исполнении все той же "Гражданской обороны" песню "Звездопад" - ту, где "На небосклоне привычных квартир пусть загорится звезда Альтаир". "Небосвод квартир" раздражал меня еще в детстве, когда заставляли петь эту пестню на различных утренниках... А сейчас подумалось вот о чем.

"Прав лишь горящий, презревший покой, к людям летящий яркой звездой".

Вся советская фразеология в полный рост. "Гореть, а не тлеть, быть, а не казаться", "Если я гореть не буду, кто тогда рассеет мрак?"

По какой инерции, по чьему недосмотру, с каких таких ебеней замусоривали юные головы - да нет, в головы это не проникало, оставалось на поверхности мозга, - но нафига всем этим пичкали детей и подростков, тут же, после снятия белой рубашки и парадных штанов\юбочки, внушая им словом и делом, что ходить надо тихими стопами, "да опасно ходите", не высовываться, слушаться, не выделяться, быть как все, тебе что, больше всех надо? ты что, самый умный? все сидят, и ты сиди; все спят, и ты спи. Все побегут, и ты побежишь, как миленький. "Знаете, ваш ребенок какой-то странный. все вступают в пионеры, а он не хочет... Это плохо кончится, смотрите!" Встань в очередь! На выпуск книги, на заказ, на повышение зарплаты, на повышение в должности, на гарнитур... Не высовывайся, жди, чтобы начальство тебя заметило и оценило. Скромнее! Не выделяйся, примут за психа.
А все советские фильмы о таких чудаках, которых гнобят? Это, видимо, те, кто всерьез принял призыв "гореть, а не тлеть" и лететь к людям яркой звездой. Изобрел что-то на благо людям - и давай продвигать. А вендь есть план, встань в очередь и стой всю жизнь, а пока переписывай, как Акакий Акакиевич, чужие бумаги...
И неужели никому из идеологов не пришло в голову (или голов у них не было, или просто было начхать и какая-то инерция работала?), что вредно внушать юношеству, хоть бы и понарошку, все эти огненные установки. Насколько мне представляется, нигде в мире не было и нет такой истерики в воспитании - этого взвинченного настроя на Энтузиазм! Взвейтесь да развейтесь! Мальчиши! Мы юные! Взорлим! Скаутов воспитывают быть смелыми и ловкими - в практических целях, в спортивных, оздоровительных... А эти Зарницы... Псевдоподвиги...
И вот особенно раздражала, насколько я понимаю, эта фальшь: одной рукой указывая на эти зияющие высоты, другой держали железной хваткой, чтоб ни-ни!